Хочешь поделиться этим текстом в соцсетях?

Разговор с украинкой, которая работала над трансформацией парка в Швеции

Разговор с украинкой, которая работала над трансформацией парка в Швеции

7 мин на чтение
О чем этот текст: 27-летняя Алина Боднар, которая переехала из Украины в Швецию, рассказывает о работе в проекте Söderscen и особенностях жизни в этой скандинавской стране.
Читать полную версию

В Украине я работала в правозащитной организации «Восточноукраинский центр общественных инициатив», руководитель которой раньше учились в Швеции по стипендии Visby. Она и посоветовала мне податься на стипендию. Visby покрывает полную стоимость обучения еще и ежемесячно выделяет средства на проживание.

В конце концов, я поступила в Лундский университет на магистерскую программу «стратегические коммуникации», которая длилась два года. Буквально через полгода после поступления в университет я начала работать студенческой сотрудницей в организации VentureLab, которая помогает развивать стартапы, превращать идеи студентов в проекты. Там я выполняла обязанности ивент-менеджера и менеджера по коммуникациям.

Поступая в университет, я не ставила перед собой цели остаться в Швеции. Я осознаю, что в своей стране с зарубежным образованием и опытом я стою гораздо большего, чем в чужой стране с иностранным бэкграундом — эмигрант он везде эмигрант. Но так сложилась судьба, что через некоторое время моего пребывания в Швеции, я нашла интересную позицию в проекте Söderscen, который проводили на территории парка Фруторпс. Поэтому в Украину я не вернулась. Сейчас живу в очень уютном и чистом городе Хельсингборг.

Söderscen

Я попала в проект в мае 2020 года. Узнала о нем в фейсбуке — подруга прислала мне анонс, в котором говорилось о том, что Söderscen ищет менеджера по коммуникациям. Я отправила заявку. Хотя шведский — не родной мне язык, все равно писала мотивационное письмо на нем (и, кстати, не давала на проверку знакомым носителям языка). В письме я предлагала много идей для улучшения работы парка и говорила о том, с кем можно было бы связаться, чтобы привлечь к проекту и сделать его успешным. Думаю, именно мои идеи и сильная мотивация помогли попасть на позицию менеджера по коммуникациям в Söderscen. Впоследствии я еще и начала заниматься организацией мероприятий.

Работала по-разному: иногда по 2-3 часа в сутки, а иногда — и по 5-8. Все зависело от объема работы, который необходимо выполнить.  Получала я 150 крон в час. Налоговая ставка в нашем муниципалитете составляет 31%, поэтому фактически я получала 112 крон в час (около 337 гривен).

Мы меняли имидж парка

Поскольку Хельсингборг — приграничный город, здесь часто происходят столкновения между всевозможными пограничными бандами, которые стреляют в друг друга. Местный парк ассоциируется с продажей наркотиков и криминалом, а целью нашего проекта было изменение такого представления. Здесь нашу идею называют placemaking — она ​​требует привлечения местных жителей к различным активностям. Благодаря этому и происходит трансформация места.

Финансируется Söderscen из местного бюджета. Общественность имеет возможность предлагать свои идеи для проектов и получать на них финансирование. Одним из таких проектов было создание мини-библиотеки в парке. Активная жительница Хельсингборга заполнила форму на нашем сайте, получила на это финансирование от муниципалитета в размере 6500 крон (примерно 20 000 гривен). Эта сумма покрывала расходы на изготовление библиотеки, ее наполнение. К слову, библиотека до сих пор есть в парке.

Летом в парке состоялось мероприятие для родителей с детьми: мы делали средства, которыми можно стирать макияж, стирать и повторно использовать. Также из использованных футболок делали сумки.

Из-за карантина и концепцию проекта, которая предполагает привлечение многих жителей города к активностей в парке, мы не могли проводить мероприятия онлайн. Поэтому, чтобы не нарушать карантинных ограничений, создавали мероприятия с минимальным количеством людей или по предварительной регистрации.

Очень радует то, что в 2020 году нам удалось провести более 70 мероприятий. Люди уже начали понимать, что это их парк, что они что-то полезное для него сделали. Особенно ощутимо это стало после мероприятия по массовому раскрашиванию старых стульев и кресел в парке. Как-то дети начали их ломать, и местные жители возмущались этом, делали замечания родителям, чтобы те лучше воспитывали своих детей. То есть начали самостоятельно защищать парк и заботиться о нем.

А еще наши меры позволили объединять различные культуры. Поскольку Хельсингборг — мультинациональный город, чувствуется сильная сегрегация между шведской и арабской общинами. Есть магазины, куда шведы ни ногой, потому что там арабская вывеска, и наоборот. Но на наших мероприятиях собирались люди разных полов, рас. Здесь неважно сколько тебе лет, кому ты молишься и молишься ли вообще. Все делают что-то классное вместе. Между людьми исчезает барьер, и это — очень важно.

Так могло бы быть и в Украине…

Я 17 лет прожила в Тернополе и ещё 6 — в Киеве. Ужасных парков не было ни там, ни там. Но главной проблемой большинства из них был мусор. И этого можно избавиться, если украинцы поймут, что ответственность за беспорядки прежде всего не на тех, кто убирает, а на тех, кто мусорит. Думаю, у нас тоже были бы классные парки, если бы люди чаще занимались волонтерством, а коммунальные службы получали больше финансирования, чтобы иметь возможность работать со специальным оборудованием, а не примитивными средствами. Тогда их работа была бы более эффективной.

Жизнь в Швеции

В душе я немного скандинавка. Мне импонирует, что в Швеции никто не нарушает моих границ.

*В университете нет ни одной иерархии: к учителям и преподавателям обращаешься по имени, даже если они профессора. Это очень удобно.

*В Швеции, в отличие от Украины, нет рекламы с сексуализацией, где женские тела продают все.

*Здесь редко используют декоративную косметику — хотя я и привезла из дома сумочку со средствами для макияжа, за все время моего пребывания здесь открывала ее, наверное, трижды.

*Алкоголь в моем городе продают только в одном централизованном магазине, который в будни работает с 10:00 до 19:00, а в субботу — с 10:00 до 15:00. И так во всей Швеции. В обычных продуктовых магазинах можно купить пиво с максимальным содержанием алкоголя 3,5 оборотов. Все остальное — или меньшей концентрации, или полностью безалкогольное. В ресторане алкоголь ооочень дорогой. Например, бокал вина 150 мл может стоить 90 крон — 270 гривен. На улицах здесь запрещено употреблять спиртное — можно только в помещении. Этих правил придерживаются и не пытаются как-то их обойти.


Подписывайся на Urban
в Instagram: https://www.instagram.com/urban.for.millenials/
в Facebook: https://www.facebook.com/urban.for.millenials
в Telegram: https://t.me/urbanua